Видеогид по Сицилии Натальи Коротовских

Римские истории
Кофе с Историями вкуснее

Buon appetito!
Slide background
view on town Taormina from Castelmola, Sicily
24162855
chefalu
Главная » Избранное » Качели времени

Качели времени

(Из цикла римские истории)

На следующий день у меня была
заранее забронирована галерея Боргезе.
В сентябрьскую недельную поездку
я не рискнула втиснуть к музеям Ватикана еще одну картинную галерею.
Муж бы меня не понял.
Но о чудесах коллекции Боргезе я расскажу в другой раз.

А сейчас мы договорились встретиться с Машей на Пьяцца Венеция (Piazza Venezia).
Выйдя из галереи и упав на смешной туристический поезд,
курсирующий от галереи Боргезе до холма Пинчо,
отправляю Маше СМСку.

Маша пишет:
Все отлично. Истоптала весь Рим!
Растерянно отвечаю:
Не может быть, чтобы весь Рим.

На мой взгляд, чтобы истоптать весь Рим не хватит жизни.
Маша в городе сутки.

Ну, я крупной рысью.

Я человек достаточно терпимый
к привычкам и взглядам других.

Но мне неприятна эта порода туристов,
которые метят города только щелчками фотоаппаратов.

Они налетают на достопримечательности, как стая хищных птиц:
прожорливые, неразборчивые, жадные.
За отведенный день — или три — они пытаются
запихнуть в себя весь город целиком.

Они давятся им! На первое — Колизей,
на второе — Ватикан, на десерт — Пьяцца Навона,
закусить это все древним Пантеоном
и отрыгнуть Испанской лестницей.

Рим совсем не высокомерный город.
Он по-итальянски доброжелателен к гостям и открыт.
Я бы даже сказала, что он жаждет,
чтоб его открывали.
Но перед такими город захлопывает все двери,
а они даже не догадываются об этом.

«Знаешь, что говорят мексиканцы об океане? …
У океана нет памяти.» (с) Побег из Шоушенка

А у городов память есть.
И они щедро поделятся с вами сотней историй,
расскажут о тысячах людских судеб,
о коварстве и любви, о героях и преступниках,
о царях и простолюдинах.
Можно написать не одну книгу,
если неспешно обойти всего лишь одну площадь Рима!

— Окей, Маша… Ты продолжай свой стремительный галоп.
Так же неслись по via Корсо неоседланные берберские лошади
во время Карнавальных скачек.
Но к крупам несчастным животным
привязывали кипящую смолу и шипы,
чтобы животные быстрей бежали.
А что же привязывают к вам?

А я в параллельном мире двигаюсь
по той же самой виа Корсо
в темпе богатых горожан начала 20 века,
когда улица была модным променадом.

По этой древней римской дороге тем же путем,
— каким двигались легионеры
от побережья Адриатического моря,
а теперь текут туристы в обеих направлениях —
я иду на пьяцца Венеция, кажется,
в десятый раз или в пятнадцатый раз.

Именно там, в географическом центре города,
я лучше всего ощущаю

Захватывающий римский полет на Качелях Времени.

Подхожу к площади и останавливаюсь
под большим зеленым балконом на палаццо Бонапарте.
Вы потом увидите, что балкон смотрится нелепо
и уродует обратный вид от монумента Алтаря Отечества на стройную улицу Корсо.
Маша рысью пронеслась бы под балконом, даже не заметив.

Если скомандовать — чуть помедленнее кони —
качели переместят нас в то время,
когда здесь текла совсем другая жизнь.
Гуляли дамы-господа, проезжали экипажи,
и даже — смех и грех — можно было увидеть пастуха со стадом коз.

С этого балкона за городской жизнью часами
наблюдала пожилая синьора.
Что ж поделать — ни телевизоров,ни компьютеров не было,
а живой ум требовал хоть каких-то впечатлений.

Звали эту старушку Мадам Летиция Рамолино
Мадам Мать Императора Наполеона.

Сколько бы не уговаривали ее знатные дети —
— что такое занятие не к лицу такой высокопоставленной даме
— Мадам Мать обладала твердым и самостоятельным характером
и не сдалась, защищая свое право на «зрительный зал».

Сдался сам Наполеон.
И балкон был закрыт ставнями по личному указанию императора.
Теперь людям было не видно тех, кто сидит на балконе,
зато оттуда, как из императорской ложи, разворачивался ежедневный спектакль.

Палаццо Бонапарте

Балкон Мадам Летиции. Палаццо Бонапарте

Если честно,
не представляю — каким характером должна
обладать женщина из семьи мелких аристократов
с острова Корсики, воспитавшая 8 детей без рано умершего мужа
— из которых четверо стали королями,
а другие четверо великими князьями или герцогинями.

Сам Наполеон отдавал должное матери:
«Моя превосходная мать – женщина с умом и сердцем,
у нее мужественный, гордый и благородный.
Ей обязан я всем моим счастьем, всем,
что сделал доброго…
Я убежден, что все добро и зло в человеке зависит от матери».

Несмотря на то, что в зрелости матушка Наполеона ни в чем не нуждалась,
ее привычки оставались скромными.

Существует исторический анекдот о том, как император Наполеон однажды
спросил у матери о причинах её чрезмерной бережливости.

Летиция ответила, что копит деньги на тот черный день,
когда на её попечении разом останется несколько королей и королев.
Если это правда, то она обладала еще и завидным чувством юмора.

Эй! Мадам Летиция, хватит прятаться за ставнями.
Спускайтесь, покажите мне свой Рим.
Я же знаю, что Вы любите гулять к Капитолийскому холму.

Я так и знала, что ее природное любопытство и желание пообщаться
с новым человеком пересилит правила хорошего тона.
И вот передо мной стоит почтенная матрона.

Идем, покажу тебе, как попасть в крытый переход прямо на Капитолийский холм.
И она шагает прямо на проезжую часть.

Осторожней!—
я ухватила ее за рукав.
Совсем плохо вижу, чуть под экипаж не попала.

Разве это экипаж, Летиция?
Это же автобус. Мы с вами немколько заблудились между столетьями.

— Я повертела головой — нет никакого крытого перехода.

Да как же нет! Вот сейчас обогнем палацетто и увидите арку.

Я догадываюсь, что Летиция видит площадь такой,
какой она была при ее жизни.

Да и палацетто тоже нет, дорогая Летиция,
перенесли его отсюда.
А арку Сан Марко, соединявшую Капитолий с палаццо Венеция,
снесли, когда строили мемориал
любимому итальянскому королю Витторио Эмануэле II.

Снесли вообще весь квартал средневековых палаццо.
Боюсь, что теперь с вашего балкона теперь
не видно ни развалин Форума, ни Капитолийского холма.

Зато виден прекрасный белоснежный монумент
Витториано (Vittoriano) — другое его название — Алтарь Отечества.
Вам бы он понравился, Мадам.

Vittoriano

Монумент Витториано (Vittoriano) — другое его название — Алтарь Отечества и памятник королю Витторио-Эммануэле

Как только острословы — римляне его не называют:
и пишущая машинка, и свадебный торт,
и даже обидно так — вставная челюсть.

У меня такое впечатление,
что мемориал назначили отдуваться
за все разрушенные и перестроенные памятники Рима.

Римляне уже забыли, что и снесенные палаццо
тоже когда-то строились из камней, варварски взятых на Форуме.

Вот и палаццо Венеция, мимо которого мы идем,
тоже построено из каменных блоков,
выковырянных из Колизея.

Все возвращается на круги своя и король Витторио-Эммануэле—
— что взирает на площадь Венеции от отлит из бронзы старинных пушек замка Святого Ангела,
которые когда-то были изготовлены из бронзовых статуй римских императоров.

Людей как-то мало на улице, — возвращает меня
к разговору Мадам Летиция .
Если бы ты, дорогая, приехала бы две недели назад,
попала бы на карнавал.
Народу, народу — весело !
Все в масках и костюмах ездят в каретах
от Пьяцца Пополо до Пьяцца Венеция.
С балконов швыряются в толпу конфетти и апельсинами.

Я тоже грешна — кидаю с балкона апельсины.
В последний день перед Великим постом проходят скачки лошадей.
Страсти кипят, люди ставки делают огромные,
а окна с видом на улицу продают за дикие деньги.

— На моем закрытом балконе просто королевские ложи.
Мы посторонних не приглашаем, только дочери мои: Полина да Элиза.
Тоже любят сверху за людьми понаблюдать, остры на язык, особенно Полина.

— Наслышана я о ваших скачках, мадам Летиция.
Только их отменили больше века назад.

— И, возможно, в полдень в наш век народу на площади Венеция
действительно поменьше.
А вечером возле прекраснейшего
венецианского стиля палаццо
придется проталкиваться через толпу
ожидающих автобус горожан.

Это центр большого города
и место отправления десятков маршрутов
общественного транспорта.

Palazzo Venezia

Палаццо Венеция (Palazzo Venezia)

Да что ж в нем красивого, — ревниво замечает Летиция.
Окна несимметричны, а балкончик малюсенький?
Разве это балкон — насмешка одна —
на нем и расположиться нельзя.

Ну, не знаю, Мадам, — улыбаюсь я.

В годы фашизма Палаццо Венеция облюбовал Муссолини
и сделал его своей штаб-квартирой.
С малюсенького балкончика Муссолини любил произносить
свои пламенные речи,
а толпа воодушевленно вскидывала руки в приветствии.

Если б вы могли посмотреть фото 1938 года.
Такого моря людей от края и до края, сколько видит глаз,
Рим не видел со времен Великой республики.

Толпа на площади Венеции в Риме во время выступления Муссолини

Толпа на площади Венеции в Риме во время выступления Муссолини

Не вяжется у меня утонченный красавец палаццо и фашизм,
но из песни слова не выкинешь.

Мы поворачиваем за угол к базилике Сан-Марко.

Вход в базилику охраняют фирменные венецианские львы с крыльями.
Так бы и погладила роскошную гриву —
да они ж не терпят фамильярности, гордые венецианцы.

Здесь мне приходится немного притормозить,
чтобы качели времени не унесли меня
на 1000 лет назад от Мадам Летиции.

Ведь базилика построена аж в IV веке
и на чаше для святой воды сохранились письмена того времени.

Легенда рассказывает, что где-то здесь
ночевал сам Святой Марк,
находясь проездом в Риме.
Сюда же перенесены его мощи.

Вот она первопричина этого уголка Венеции прямо в центре Рима!
Как русская матрешка:
Сначала построена базилика в честь Марка —
любимого венецианского Святого.
Потом уроженец Венеции Папа Павел II —
выстроил вокруг огромный, как крепость, Дворец,
поглотивший базилику.

Дворец был назван палаццо Венеция
и служил летней резиденцией для Пап.
А уже потом по названию дворца получила
название самая главная площадь Рима.

Войдем в базилику Сан Марко?

Корсиканка по рождению, матушка
Наполеона была очень религиозна.
Какой же храм она посещала?
Может быть, как раз Сан Марко?

Как будто в ответ на мои мысли Лукреция произносит:
«Чтобы я ходила в один храм вместе
с этими надменными,
разодетыми, как павлины, венецианцами?«

Хорошо, — говорю про себя, — я зайду в другой раз.

В углу, где базилика примыкает к палаццетто Венеция,
стоит нелепый обрубок бюста Фаустины.
За какие проступки поставили в угол эту Мадам?
Наверное, за то, что много болтала.

Эта Дама принадлежит к сообществу римских «говорящих» статуй.
Вопреки сложившемуся мнению о женской разговорчивости ,
это единственная женская говорящая статуя Рима.
Остальные сплетники и болтуны в камне были мужчинами.

Кстати, Мадам Летиция, вы не знаете —
не та ли это Фаустина — жена императора Антонина Пио,
в честь которых стоит Храм на Римском Форуме?

А еще говорят, что это статуя Богини Исиды.
Я бы побоялась ставить в угол одну
из самых могущественных за всю историю человечества Богинь, —
шучу я.
А еще кто-то называет ее вашим именем — Летиция.

Какая откровенная глупость! — фыркает Летиция,—

это статуя мадам Лукреции (Борджия),
в которую был до смерти — в прямом смысле —
влюблен Альфонса Арагонский.
Во время их недолгого брака он читал ей стихи и пел песни.
При жизни Лукреция щедро поощряла искусство,
а после её смерти сюда стали приносить листочки со стихами.
Стихи — а не пасквили лепили к подножию статуи!

Ой, ли? — сомневаюсь я,
чтобы эта неженственная громадина
могла олицетворять несомненную красоту Лукреции?
Да и не похожа она на средневековую скульптуру.

Но вслух ничего не говорю.

История жителей и памятников Рима
столько раз стиралась, переписывалась
и обросла правдоподобными и неправдоподобными легендами.
Можно верить в то, во что хочется верить.

Знаешь, дорогая, а мне действительно пора на мессу,
и мне в другую сторону.
Я и мои дети — прихожане церкви Санта-Мария-ин-Виа-Лата,
она тут недалеко на виа Корсо, — мадам Летиция прощается со мной и
отбывает в начало 19 века .

Глядя ей вслед, я думаю о другом человеке.
Из окон его жилища — так же, как и Летиции — были видны
развалины Форума, Капитолийский холм и Палаццо Венеция.

Только вот холм-то он видел совсем другой, чем Летиция,
потому что это по его замыслу Капитолий приобрел современный облик.

Смотрю на пьяцца Венеция и вижу,
как растворяются автомобили и клумбы,
и на площадь падает душный летний вечер.

Тяжелой походкой Микеланджело пересекает площадь
от своего неказистого домика по направлению к
Палаццо Венеция.

Мастер несет Папе наброски оформления Сикстинской капеллы.
Беспомощно шарю взглядом по Палаццо и палацетто —
где он входил, сохранилась ли та дверь,
к ручке которой прикасался великий художник?

Где тот кабинет, в котором его принимал Папа?
А может быть не в кабинете они встречались,
а под пальмой в саду, скрытом за стенами дворца,
или Папа принимал в тот момент прохладную ванну?

Микеланджело приближается…
Нет, вы как хотите, а я трусливо исчезаю —
не готова я сегодня встреться с гением.

В следующий раз…

***Если вам понравилась публикация — поделитесь ею с друзьями — для чего нажмите на кнопочку любимой социальной сети.

Автор: Natalia Korotovskih
КАТЕГОРИИ
Метки
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *